ОПЫТ ГЕНДЕРНОГО КВОТИРОВАНИЯ В МИРЕ

Дата: .

Гендерные квоты - узаконенный уровень представительства женщин и мужчин в органах власти. В основе квот лежит современная концепция равенства женщин и мужчин. Главная идея гендерных квот состоит в том, чтобы, существенно увеличивая политическое представительство женщин, привлекать женщин на уровень принятия политических решений и не допустить изоляции женщин от политической жизни; или же - в случае нейтральных гендерных квот - корректировать представительство обоих полов.

В большинстве стран женщины недопредставлены в структурах власти, система квот, исторически оправдавшая себя как один из эффективных инструментов достижения гендерного равенства в перераспределении власти, в условиях представительной демократии справедлива и необходима. Задача системы квот состоит в том, чтобы женщины (а женское население составляет, по меньшей мере, половину населения в большинстве стран мира) занимали хотя бы "критическое меньшинство" от 30 до 40% мест, например, в парламенте страны. Квотирование обеспечивает создание "критической массы" женщин-политиков, способных оказывать существенное влияние на политические процессы и политическую культуру в целом.

В то же время, система квот поднимает ряд серьезных проблем и в некоторых случаях вызывает сильное сопротивление. Приводятся аргументы "за" и "против" использования системы квот, изучаются методы квотирования, обсуждаются наиболее эффективные пути применения системы квот, анализируется практика стран, использующих у себя такую систему.

В современном мире существуют государства, где введение гендерных квот достигло своей цели. Высокий уровень представительства женщин в нижних палатах Парламента (30-56,3% ) был достигнут в Скандинавских странах (Швеция, Финляндия, Исландия Норвегия, Дания), в других странах Европы (Андорра, Нидерланды, Бельгия, Испания Германия, Сербия, Словения, Беларусь, Македония), в некоторых странах Латинской Америки (Куба, Никарагуа, Коста-Рика, Аргентина, Эквадор, Гайана), а также в двух Африканских государствах (Руанда, Сейшельские острова, Сенегал, Южная Африка, Мозамбик, Ангола, Танзания, Уганда, Непал, Бурунди).

Это во многом, объясняется не только исходными социальными условиями (например, в странах Африки они далеко не идеальны), но и эффективной работой женского движения с партиями, первыми применившими опыт организации женских партийных секций. Стремясь расширить свой электорат и заручиться его поддержкой, партии (в первую очередь, социал-демократические и левые) разработали гендерно ориентированные программы. Позднее были организованы женские партийные секции, которые стали не только основными проводниками пропаганды идеи гендерного равноправия, но и эффективной школой политической борьбы для многих женщин-политиков.

В скандинавских странах активистки партии использовали различные механизмы достижения гендерного равенства, начиная от разработки рекомендаций по введению гендерных квот в партиях (Швеция) до обязательного введения квот и на внутрипартийных выборах, и в выборах в парламент (Норвегия).

Несмотря на эффективные меры, предпринятые партиями, глубокое продвижение в общество ценностей паритетной демократии стало возможным только с принятием гендерного законодательства о равных правах и возможностях, что оказало стимулирующее влияние и на будущие общественно-политические процессы (Исландия – 1976 г., Дания – 1978 г., Норвегия –1979 г., Швеция – 1980 г., Финляндия – 1987 г.).

Ко второй группе стран с развитым гендерным законодательством, где представительство женщин в нижних палатах Парламентов достигает от 15 до 29.9% относятся следующие страны:

Европейские - Португалия, Швейцария, Австрия, Франция, Люксембург, Лихтенштейн, Хорватия, Польша, Латвия, Великобритания, Чехия, Италия, Босния и Герцеговина, Греция, Болгария, Эстония, Молдова, Литва, Монако, Сан–Марино, Словакия, Албания, Ирландия;

Североамериканские - Канада, США;

Латиноамериканские - Тринидад и Тобаго, Сальвадор, Боливия, Перу, Доминиканская республика, Гондурас, Сент Винсент и Гренадины, Венесуэла, Сен-Люсия;

Ближневосточные - Ирак, Пакистан, Израиль, Ливия;

Африканские - Эфиопия, Тунис, Южный Судан, Лесото, Намибия, Судан, Малави, Мавритания, Кабо-Верде, Маврикий, Сан-Томе и Принсипи, Мадагаскар, Марокко, Габон, Буркина Фасо, Зимбабве;

Азиатские - Афганистан, Лаос, Казахстан, Сингапур, Кыргызстан, Филиппины, Узбекистан, Китай, Камбоджа, Бангладеш, Таджикистан, Индонезия, ОАЭ, Туркменистан, Азербайджан, Таиланд, Корейская Народно-Демократическая республика;

Австралия.

Особенно интересен в отношении развития гендерного законодательства опыт исламских государств. Рассмотрим его на примере Пакистана.

Пакистан -22,5% женщин-парламентариев.

Женское политическое представительство в официальных политических структурах в Пакистане до недавнего времени было незначительным: согласно официальной статистике, в Национальной Ассамблее женщины составляли не более 5.

Неэффективность государства в достижении гендерного равенства привела женщин-активисток к мысли, что они сами должны стать частью государственных структур и использовать политику в свою пользу. Установив взаимосвязь низкого политического представительства женщин с бедностью, группы по защите прав женщин, женские общественные организации стали лоббировать в государственных органах и политических партиях создание необходимых условий для вовлечения женщин в политическое пространство, а именно:

- выделение 33% мест для женщин на местном, провинциальном и федеральном уровнях, набирая указанную квоту при прямых выборах совместного электората;

- внесение изменений в Закон "О политических партиях" (доведение уровня женщин-кандидатов до 30%) и Акт Человеческого Представительства в пользу женщин.

В результате принятия 33%-ной квоты для женщин в правительстве на всех трех уровнях власти (местном, провинциальном и национальном), включая Парламент, в 2002 г. представительство женщин в органах управления резко возросло: количество женщин в нижней палате Парламента увеличилось до 22,5%, в верхней до 16,3%.

В Великобритании представительство женщин в нижней палате парламента чуть меньше – 22,3%, зато в верхней палате процент женщин достигает 21,9%.

С получением в 1918 г. права участвовать в парламентских выборах, женщины стали участницами британских политических партий, впоследствии создавших женские партийные секции.

До 1980-х гг., несмотря на относительное гендерное законодательство, партии Великобритании характеризовались как мужская монополия, а женщины, как и в других странах, демонстрировали политическую пассивность. Однако, меняющаяся политическая ситуация обуславливала необходимость трансформации партийных стратегий в работе с электоратом, в связи с чем партиями были разработаны меры, ориентированные на электоральную поддержку, прежде всего, женщин. Такая ситуация характерна для большинства стран, разработавших национальные гендерные стратегии.

В истории партий Великобритании применялись различные механизмы политического продвижения женщин, согласно генеральным партийным целям и задачам.

Лейбористская партия в разное время предпринимала следующие меры:

1. Разработка и реализация программных документов

2. Реализация и развитие институционально-организационных механизмов

3. Внедрение специальных механизмов, поддерживающих политическое продвижение женщин.

США демонстрируют стремительное политическое развитие женщин, где их представительство в нижней палате парламента (Конгресс США) за последние 10 лет выросло почти в 2.5 раза, в верхней палате (Сенат США) - в 4,5 раза.

В настоящее время в США - 16,9% женщин в нижней палате парламента и 17% - в верхней. Более того, социологические опросы показывают, что население готово к появлению женщины-президента и намерено ее поддерживать. Так в 1960-е гг. количество американцев, готовых проголосовать за женщину, борющуюся за пост президента страны, составляло 45%. Сейчас их число возросло до 75%.

Третья группа - доля женщин в нижней палате парламента до 14,9%

Опыт Казахстана - 10,4% женщин-парламентариев.

Наряду со скандинавскими странами (страны государственного феминизма), США, Канадой, Великобританией и пр., новые государства Восточной Европы и СНГ, в том числе и Казахстан, также разработали гендерные стратегии.

Несмотря на предпринимаемые законодательные и институциональные меры, относительно стабильное политическое представительство женщин на всех уровнях власти, возрастание политической активности и культуры общества, гендерное политическое развития страны характеризуется как недостаточное.

В настоящее время характерным признаком большинства партийных программ в Казахстане является декларативность принципов гендерного равенства. И, несмотря на то, что во многих партиях женщины занимают ключевые позиции, тем не менее, они, как и женщины-политики в органах власти, не идентифицируют себя с женскими общественными группами и не выражают их интересы. Данное обстоятельство, очевидно, является следствием становления партийной системы в условиях переходного периода.

Россия – 13,6% женщин-парламентариев.

Согласно официальной статистике, представительство российских женщин в нижней палате парламента (Государственной Думе) с 1993 по 1999 г. снизилось почти в два раза: с 13,6% в 1993 г. до 7,7% в 1999 г. В законодательных собраниях регионов в 1990-е – начале 2000-х гг. средний уровень представительства женщин составлял 9%.

Ситуация в России показательна для большинства постсоветских государств, где наблюдается доминирование мужчин в политике. Если в советское время существование 30%-х квот поддерживало значительный уровень политического участия женщин на всех уровнях власти, то их отмена в условиях постсоветской политической трансформации привела к значительному снижению данного показателя.

В разное время российские партии предпринимали попытки инициации мер, поддерживающих гендерное развитие, а именно: выносили на рассмотрение государственной Думы поправку в проект новой редакции Закона «Об основных гарантиях избирательных прав», согласно которой партийные списки не должны включать более 70% представителей одного пола.

В последующем инициатива парламентариев центристских фракций, несмотря на обширную дискуссию, не была поддержана другими фракциями, и поправка была отклонена.

Сегодня в России в предложенном законопроекте о государственных гарантиях равных прав и возможностей для женщин и мужчин, выдвинутом Комитетом по общественным организациям и религиозным объединениям Государственной Думы РФ, предусматривается введение системы гендерных квот, нацеленных на обеспечение «критического меньшинства» в 30%.

Международный и собственный российский опыт показал, что привлечь женщин с опытом политической деятельности к участию в борьбе за выборную должность не составляет труда. Гораздо сложнее набрать женщин, готовых впервые идти во власть. Гендерное квотирование стимулирует партии к активному привлечению женщин в свои ряды и заставляет партийные машины заниматься подготовкой значительного числа квалифицированных кандидатов для заполнения квот. В процессе этого партии вынуждены также концентрировать свое внимание на реальных рабочих условиях и культуре политического участия, вольно или невольно способствуя модернизации политического стиля, делая его более привлекательным для женщин.

 


( 8 Голосов ) 

Голосование месяца

Укажите главные ресурсы, привлечение которых помогают лидерам и представителям общественных объединений достигать целей по защите прав женщин